Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Образование » Лень

РАССЕЛА СТРИНБЕРГ, ИЛИ ДЕЛО О НИЗКОЙ МОТОРИКЕ 26-29

В тот октябрьский вечер родители Расселла почувствовали, как в нем разгорается какое-то неуправляемое пламя. За обеденным столом он не проявил ни обычно неуемною аппетита, ни привычной болтливости. Доктор Стринберги его супруга уже отмечали перемены, происходившие с сыном за несколько дней до описанного события. Определенно, Расселл был не в духе. Уже примерно неделю они с удивлением наблюдали переход своего одиннадцатилетнего сына в пугающе спокойное, почти летаргическое состояние.

Казалось, он проводит необычно много времени, погруженный в себя, либо находится в бездеятельном состоянии, совершенно ре затрачивая энергии. Что плохо для ребенка с избыточным весом, Он утратил интерес даже к видео играм.

В упомянутый октябрьский вечер Расселл, единственный сын своих родителей, казалось, окружил себя облаком плотного тумана, не отвечая на попытки заговорить с ним и игнорируя обычные расспросы о школьных делах. Довольно странное поведение, особенно если учесть, что Расселл псе» гда любил поговорить, проявляя живой интерес к житейским историям.

Наконец Расселл оторвал взгляд от стакана с любимым напитком и медленно и монотонно проговорил:

—Думаю, мне лучше покончить с собой. Я больше но хочу жить. Мне незачем жить. Я ненавижу ходить О школу. Я ненавижу других детей. Я ненавижу сам себя. И я люблю вас.

Родители сидели, оцепенев от неожиданности, и не нашли, что сказать. Расселл соскочил со своего места и укрылся в комнате, за ним последовали оба родители совершенно убитые.

Более часа просидели они в комнате сына, стараясь успокоить его и сами не зная как. Они говорили, что любят сто и уважают, всячески стараясь выяснить, в чем причина столь глубокой печали Расселла. Напрасно. Расселл но хотел открыться и вместо этого замыкался все глубже, произнеся лишь: «Пожалуйста, оставьте меня одного». Понятно, что супруги не пошли навстречу его требованию. 1 Напротив, они по очереди спали в комнате сына, не оставляя его одного в течение следующих семи или восьми ночей.
Утром отец мальчика связался со специалистом но не¬отложной поихиатрии из местной больницы, в которой он работал сам и качестве заведующего отделением кардиоло¬гии. Вскоре мальчика обследовал детский специалист, док¬тор Джо Пинкхэм,

В течение этого пятидесятиминутного интервью Расселл не рассказал ничего. Мальчик даже ни разу не вошел в визуальный контакт с заранее благожелательным к нему терапевтом. Го все время что-то спрашивал, не получая никакого ответа, а тем временем ребенок уходил в «отказ».
В итоге доктор Пинкхэм поставил диагноз: «депрессия», назначив Расселлу прием двух психоактивных препаратов разной направленности. Доктор посоветовал родителям более плотно опекать сына и отправил в сто школу предписание о неусыпном бдении. Он также затребовал любые наблю¬дения о мальчике, в случае если таковые имеются.

Учитель Расселла и школьный врач сильно удивились поскольку не ожидали проблем с этим ребенком, разве что обычной неуспеваемости по некоторым предметам и регу¬лярных задержек в выполнении мальчиком домашних заданий. На самом деле все это вовсе не было новостью: Стринбергов предупреждали о ситуации еще в прошлом году. Грейс Мерфи, учительница пятого класса, отметила несомненное, на ее взгляд, противоречие словами:

— Расселл? Это один из самых умных мальчиков в школе.

Доктор Пинкхэм продолжил наблюдать Расселла, который, казалось, все меньше нуждался в медикаментах и уже не вспоминал о них. Все же мальчика явно переполняли соб¬ственные мысли, и он продолжал молчать. И так случилось, что именно школьный врач, доктор Том Уильяме, дал выход эмоциям и прорвал плотину, когда его вызвали для встречи с мальчиком, отказавшимся посещать его занятия.

Расселл пришел в явное возбуждение, наотрез отказавшись от занятий физкультурой. Том Уильяме осторожно поинтересовался причиной, по которой мальчик настроен столь радикально. Расселл ответил: «Не знаю. Я просто не пойду». Однако после пятнадцатиминутного сопротивления он все же проговорился:

— Я стесняюсь. Они все смеются надо мной, потому что я толстый и потому что не могу ловить и бросать мяч так же легко, как они. Я не могу бегать, как они. Когда я бегу, то выгляжу глупо. И еще, когда мы играем, я совершаю огром¬ное количество нелепых движений. А они обзываются. — Тут Расселл закрыл лицо руками. — Мне не хотелось бы гово¬рить об этом, — едва не заплакав, признался он.

Доктор Уильяме постарался успокоить Расселла, говоря, что многие дети тоже не слишком хороши в смысле спорта, и о том, что, когда он вырастет, никто и не вспомнит, насколь¬ко ловко он бросал или ловил мяч. Доктор даже признался в своем собственном хроническом отвращении к спорту

Однако ни один из его профессиональных трюков не про¬извел на Расселла никакого впечатления.

Доктор Уильяме сообщил о своих открытиях наблюдавшему Расселла доктору Пинкхэму, и тот несколько раз обсуждал с Расселлом «неспортивное» сложение мальчика. Ясно, что унижение, неоднократно испытанное в гимнастическом зале, оставило тяжелый след на самооценке ребенка. Это, однако, еще не вся история.

Когда Расселл стал более откровенным, он рассказал о случае, происшедшем с ним на каникулах прошлым летом, в августе. Сестры предложили Расселлу с друзьями пойти в бассейн, чтобы мальчики могли отдохнуть в своей компании. Сами девушки отправились в сауну. Дети остались в раздевалке. Когда Расселл снял верхнюю одежду, собираясь надеть плавки, трое остальных ребят принялись над ним потешаться. Они смеялись над небольшими размерами его гениталий.

На основании опыта педиатра могу сказать, что пенис тучного мальчика действительно выглядит маленьким, поскольку находится в жировых складках. Это совершенно нормально, но всегда вызывает понятную тревогу.

У Расселла ситуация сложилась совсем нескладно. Его не только осмеяли, но вдобавок один из мальчиков громко произнес:

— Смотрите, какая маленькая у Расселла эта штучка. Крош¬ку почти не видно. Он не сможет иметь ребенка. Да и сам Расселл — почти девчонка.

Дети хохотали и потешались во весь голос. Влажная атмосфера раздевалки наполнилась гулом. Впрочем, все участники скоро забыли об инциденте. Все, кроме Расселла. Чувство ущербности, возникшее из-за неудачи с занятиями спортом и полноты, плюс насмешки вызвали к жизни реальное сомнение: действительно ли он мужчина?

В большой степени сомнения усиливало еще одно обстоятельство: уже несколько лет он каждое утро просыпался в луже урины. Расселл страдал хроническим недержанием, страшно переживая по этому поводу.

Короче говоря, телесная оболочка казалась мальчику не-привлекательной. Все пришлось на период, когда большинство детей бывают озабочены собственным физиологическим развитием.

Источник: РАССЕЛА СТРИНБЕРГ, ИЛИ ДЕЛО О НИЗКОЙ МОТОРИКЕ 26-29
Категория: Лень | Добавил: Zixerok (19.10.2011)
Просмотров: 295 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: