Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Образование » Лень

ПРИЧИНЫ МОТОРНЫХ ТРУДНОСТЕЙ. ЧТО С РАССЕЛЛОМ?

Сталкиваясь с ребенком вроде Расселла, то есть «проблемным» в смысле продуктивности, я начинаю действовать, словно детектив, решающий очередную загадочную головоломку. Как и Шерлока Холмса, меня вызывают в случае, если неизвестна причина низких результатов в жизни того или иного человека. Затем роль детектива отступает на второй план, и я перехожу к действенной помощи.

Кстати, определив суть проблемы, легче отыскать ее решение.

В случае с Расселлом я поступил именно так. То есть занялся обычной работой, накапливая данные о, возможно, имевших место нарушениях нейроразвития, стараясь определить, в какой степени они повлияли на психику мальчика.

Тесты подтвердили, что Расселл читал очень хорошо и имел явные способности к математике. Производил впечатление живой и пытливый склад его ума. Мальчик необычайно быстро схватывал суть точных научных данных. Заметим: он неплохо разбирался и в гуманитарных предметах. Я попросил Расселла рассказать о последней из прочитанных им книг — о «Войне миров». Умная интерпретация романа меня захватила, и стало понятно, что Расселл способен «погрузиться» в книгу, активно работая над текстом.

Как я понял, с вербальными возможностями Расселла и организацией его мышления все обстояло неплохо. Судя по отзывам учителей, у мальчика была хорошая память. Кто му же никто не отмечал проблем с вниманием. Так что напрашивался вывод об отсутствии целого ряда из возможных в данном случае нарушений.

Затем настало время тщательного исследования нейропсихологического развития Расселла. Выводы полностью совпадали с историей болезни. Превосходные способности воспринимать речь и говорить.

Все же по мере обследования я выявил некоторые области, в которых нарушения имелись. Во-первых и в основном, 33 2 Лень — это миф Расселлу мешало наличие весьма специфических моторных дисфункций. Он панически боялся заданий, включавших движения пальцами, быстрые либо с заранее обусловленной последовательностью действий. Его движения всегда оказывались медленными и неэффективными.

Вдобавок мальчик совершенно не мог запоминать последовательности: когда и каким из пальцев действовать После того как мы вместе прошли несколько моторных проб, Расселл начал что-то запоминать, но его движения оставались медленными и затрудненными.

Таким образом, я сделал вывод о наличии у ребенка проблем не только с запоминанием моторных последовательностей, но также с их непосредственным и точным исполнением. Итак, определились первые два барьера, препятствовавшие продуктивному письму Расселла.

В какой-то момента попросил Расселла согнуть два пальца на правой руке, указательный и безымянный, оставив другие в выпрямленном состоянии. После нескольких безуспешных попыток мальчик умудрился согнуть пальцы, помогая другой рукой.

Наблюдая за письменной работой Расселла, я убедился: ребенок не в состоянии быстро совершать необходимые при письме мускульные движения, тем более сообразно обстановке. По этой причине его почерк всегда оставался невнятным, а буквы — написанными не полностью.

Желая восполнить недостаточный контроль над текстом, мальчик сжимал карандаш слишком сильно, держа его как можно ближе к пишущему стержню. По его словам, руки часто сводило судорогой, и я хорошо представлял почему.

Тестирование выявило еще одну интересную особенность моторики Расселла. Дав мальчику для изучения довольно сложную конструкцию, я затем попросил скопировать ее на схему. Воспроизведенное им изображение выглядело неплохо, что ясно следует из рисунка 2.2. Линии проведены ровно, их пересечения тоже выполнены, а пропорции рисунка почти безупречны.



Рисунок 2.2. На воспроизведенном Расселлом чертеже сложного объекта видно, насколько хорошо ребенок управляет движением ка­рандаша, соразмеряя изображаемые им части целого.



 Как стало ясно, при работе над рисунком Расселл управлял пальцами лучше, нежели при письме. Он демонстрировал различие между собственно моторной функцией, которая работала нормально, и графо моторной функцией (то есть агрегированной способностью вточным движениям), очень плохо работавшей при воспроизведении букв. Отличие этих функций будет описано чуть позже в этой главе.

Кстати, супруги Стринберг рассказывали, что считали Расселла мастером «на все руки». За несколько месяцев до описываемых событий из ремонта вернули пылесос, снова поломавшийся дня через два. По собственной инициативе Расселл разобрал агрегат, нашел причину неполадки и снова собрал. С тех пор пылесос ни разу не ломался. Похоже, мальчик и вправду был «рукастым» механиком.

Выясняя способность Расселла к более «силовым» видам моторики, я определил, по какой причине ребенок испытывал затруднения с физкультурой. Оказалось, самое сложное —это использовать для совершения того или иного движения пространственную информацию. Такое умение необходимо, если вы хотите поймать мяч или изменить направление его полета.

Как бы между прочим Расселл упомянул о вечно непонятных ему указаниях учителя физкультуры. Позже стало очевидно: мальчик отлично понимал сказанное учителями — все кроме объяснений физрука. Смущение и даже болезненно унизительное ощущение ребенка я чувствовал, как никто другой. Такие же проблемы с физкультурой в детстве мучили меня самого.

Расселл — ребенок, лингвистически одаренный, и, так же как и я, он с огромным трудом связывал вербальные приказы и моторные действия. Подобное я встречал нередко, работая с детьми, наделенными языковыми способностями и не умевшими хорошо двигаться.

Наряду с прочими трудностями Расселл оказался неспособен воспроизводить определенные силовые движения подпрограмме». Согласованные действия мускулатуры важны в баскетболе, при об водке. Их необходимо совершать, играя в во лейбл — при подаче, в гольфе, во время плавания и так далее

Казалось, моторных программ в мозгу Расселла просто не было. Проблему составляло буквально все: восприятие серийных движений, осознание системы действий и даже простое понимание их очередности. Таким образом, если тренер и показывал какое-то движение «по разделениям», до сознания Расселла не доходило почти ничего.

По контрасту с моторикой у Расселла никогда не случалось проблем с запоминанием последовательностей, не связанных с движениями. Он легко запоминал цепочки чисел и воспроизводил их в правильном порядке, обстоятельно пересказывал текст, полностью сохраняя структуру повествования.

Расселл хорошо ориентировался в последовательных математических действиях, таких как деление. Ребенокне умел лишь приказывать мышцам своего тела, ни сильным, ни слабым, оставаясь неспособным к выполнению любых действий в нужном порядке. Он не мог связать собственные секвенциальные способности с моторными функциями тела.

В раннем детстве Расселлу пришлось очень долго тренироваться, чтобы научиться завязывать шнурки на ботинках. Кстати, о нашем с Расселлом сходстве в отношении спорта: хотя я, как и он, неважно двигался, однако никогда не имел проблем с графомоторной функцией. Сколь многими путями способен кати к результату наш мозг!

В итоге тестирования я понял масштабы сражения, которое вел Расселл со своим непослушным телом, постепенно проигрывая бой за боем.

Однако требовалось идти дальше и изучить, каким именно образом моторная дисфункция влияет на продуктивную деятельность ребенка. Чтобы детально проанализировать его мышечные блокировки, я применил схему, по шагам описывающую любое моторное действие, например перехват футбольного мяча или написание буквы «игрек».

Здесь следовало определить, на каком этапе или конкретном шаге Расселл встречал наибольшие трудности. Такой подход я применял много раз, работая с детьми. И всегда проблемы с координацией приводили к хронически низкой продуктивности.

Источник: ПРИЧИНЫ МОТОРНЫХ ТРУДНОСТЕЙ. ЧТО С РАССЕЛЛОМ?
Категория: Лень | Добавил: Zixerok (19.10.2011)
Просмотров: 282 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: